Почему нам не нужны иконы

У нас, в России, евангельских христиан-баптистов чаще спрашивают, а иногда и упрекают, дескать, почему у вас нет икон. Такой вопрос для средне-статистического русского человека вполне естественен. Такой человек воспринимает христианство в его православном тысячелетнем виде – русского православия. Из всей нашей жизни, культуры, истории даже современный человек в нашей стране делает однозначное наблюдение и вывод, что христианство – это храмы с иконами и священники в богослужебных облачениях. Такое восприятие формирует, как я уже отметил, весь строй нашей жизни, а уж тем более, наша история влияет на такой взгляд.

Поэтому, задавая такой вопрос баптистам, русские, пусть и нецерковные люди, ориентируются на свои религиозные и культурные стереотипы. А отсутствие икон есть самый яркий признак иной, отличающейся формы христианства. И еще это главный видимый признак евангельских христиан-баптистов, также как наличие икон, главный видимый признак православных христиан.

Такова нынешняя или современная реальность. Если же разбираться в рамках богословия и истории христианства, а без этого нам никак не обойтись, то это видимое, бросающееся в глаза отличие вполне можно объяснить и понять. Начнем с того, что первоначальное христианство зародилось в недрах палестинского иудаизма времен Господа нашего Иисуса Христа. Именно Его жизнь, служение, смерть и воскресение лежат в основе появления христианства. В те времена и в той среде, в которой Иисус жил, проповедовал иногда в синагогах, но чаще вне их, религиозная жизнь и обстановка была иной. Например, Его Нагорная проповедь, произнесенная у горы, а не в городе, не в синагоге. Он служил людям, исцеляя их, изгоняя бесов и на улицах маленьких палестинских городов, и в пустынных местах, у озера Генисаретского или у реки Иордан. И, конечно же, никаких икон в Его время, в Его среде, в ходе Его служения не было, и быть не могло.

Причина тому очень простая и она обозначена в Пятикнижии Моисеевом, в Десяти заповедях «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли». Исх. 20.4 Отсюда вытекает, что и ранняя церковь, церковь учеников Господа и Его апостолов не знала изображений или икон. То же самое можно сказать и о церквях, созданных апостолом Павлом. Не было там ни икон, ни скульптур. Ранняя церковь и ее жизнь и практика – это основание христианства. Отметив это, позволим сделать вывод, что, по крайней мере, в первые десятилетия, а то и столетия Церковь обходилась без икон, как неотъемлемого признака христианской жизни и веры.

По мере распространения христианства и по мере того, как его принимали греки и другие народы, причем не только Римской империи, но и других стран, ситуация менялась. Христианство вошло в жизнь многих народов как уникальная монотеистическая религия, но при этом древнее языческое идолопоклонство с его статуями богов, или идолами, просто отмирало, сходило на нет, и постепенно исчезло. Поэтому в церквях более поздних времен художественные изображения евангельских сцен, образ Иисуса Христа как Доброго пастыря или, позже, Царя, изображения апостолов, пророков, почивших мучеников — не воспринимались как идолы, это в голову никому не приходило. Первоначально все изображения в церквях служили визуальными иллюстрациями для синоптических евангелий, символами христианских идей. Они помогали людям лучше воспринимать свою веру.

Поэтому в христианстве с 4-го по 7-е столетие, уже утратившим близкую связь с иудаизмом, вполне прижились изображения или иконы, фрески или настенная роспись, мозаики, скульптуры. И опять скажем, что это ни у кого не вызывало отторжения и стало естественным признаком христианства. Но когда появился ислам в 7-м веке с его радикальным и тотальным запретом на изображения или иконы и при этом христиане во многих местах в массовом порядке стали переходить в Ислам, в самом христианстве это воспринималось, можно сказать, как катастрофа. Кстати одним из важнейших оправданий перехода в Ислам для тех, кто перешел, и были прижившиеся в церквях изображения.

В Восточной части Римской империи, Византии, единственной выжившей после германского нашествия, верховная власть, сами императоры, решили, что для удержания отпадавших в Ислам территорий, нужно избавиться от икон. И тогда в Православной греческой, византийской Церкви началась эпоха иконоборчества, длившаяся с перерывом с 726 по 843 гг. Более ста лет иконоборцы с помощью государственной имперской власти боролись с иконами, основываясь на приведенном мной уже тексте кн. Исход. В конечном итоге победили иконопочитатели, а иконоборчество как таковое лишь способствовало усилению иконопочитания во всем христианском мире, особенно на Западе, в Католической церкви.

И нужно добавить, что главный защитник икон, Иоанн Дамаскин, был высокопоставленным чиновником в правительстве Дамасского халифа, и что в целом церкви, оказавшиеся под властью мусульманских правителей, никогда не подвергались преследованиям за иконопочитание. Иоанн и другие богословы того времени сформулировали очень веские богословские аргументы для защиты иконопочитания. Вот поэтому Православная церковь почитает иконы, точно также как и Католическая.

Почему же протестанты отказались от иконопочитания? И это тоже исторический и богословский вопрос и связан он с эпохой Реформации в целом. Отказ от иконопочитания это один из существенных вопросов Реформации, но не самый главный и его нельзя рассматривать в отрыве от нее, как то выделять. Реформация предложила для Западной церкви ответы по вопросам христианской жизни и веры, ответы, основанные на Писании. В числе этих ответов – то, что для духовной жизни, молитвы, отношений с Богом, можно вполне обойтись без икон, скульптур, красивых храмов. И как раз опыт раннего христианства эпохи Нового Завета самым ярким и недвусмысленным образом свидетельствует нам об этом. Мы имеем право и основание обходиться без икон, изображений и храмов именно потому, что без всего этого обходились как Господь наш Иисус Христос, так и Его апостолы.

Все это означает, что современные баптисты, несмотря на то, что они явно не иконопочитатели, в тоже время и не иконоборцы. Как и многие другие протестанты, в большей или меньшей мере допускающие изображения в своих зданиях, мы просто не считаем изображения чем-то большим, чем художественные образы. Нам не нужны иконы ни для поклонения, ни для молитвы, ни для каких то других духовных нужд. Но мы должны честно признаться, что в некоторые периоды нашей, протестантской истории, было и более резкое отрицание икон и борьба с ними, близкая к той, что проводили византийские императоры. Радикальная разница с ними состоит в том, что у нас никогда не было ни желания, ни власти заставить других христиан отказаться от икон, в то время, как у католиков и православных была в руках государственная власть заставлять нас отказываться от своей веры и карать непокорных.

Сегодня мы признаем и уважаем право православных быть почитателями икон, и надеемся на то, что и за нами признают, и будут уважать наше право не быть ими и обходиться без икон в христианской жизни. И еще, хотелось бы, чтобы наши современники и соотечественники поняли, почему у нас нет икон и что можно быть христианами без них. Дай Бог, чтобы наши надежды и ваше понимание стали реальностью.

Автор: Николай А. Корнилов

Об авторе:
  1. Степан Reply

    «Иоанн и другие богословы того времени сформулировали очень веские богословские аргументы для защиты иконопочитания. Вот поэтому Православная церковь почитает иконы, точно также как и Католическая». Спасибо что честно признали это и написали. Только забыли написать что же это были за веские доводы. Или есть опаска что мы примем их во внимание?
    И еще, не соглашусь с вами что «у нас никогда не было ни желания, ни власти заставить других христиан отказаться от икон». Вспомним Кальвина, еще какая власть была и желания хватало применять, заставлять и карать. Так что я бы сказал, что просто власти у нас не было. Бог уберег. А про желание, так было. И проповеди были где клеймили других. ХорошоЮ, что сечас стали поакуратнее. Может поумнели просто? Я сам слышал такие проповеди, и разговоры такие среди верующих были, да я и сам говорил тоже. Просто многого не знал. Все что слышал в церкви принимал на веру. Хотя те кто говорили сами повторяли то что слышали от других. Так и жили. Слава Богу, что позволил и книги иметь, и семинарии, в общем открыл нам окошко к знаниям.
    По любому за статью все таки благодарю брата Николая. Потому что до этого была уж совсем статья в старом духе неприятия и противостояния. Другой кто-то тогда написал. Рад, что брат Николай смог сгладить крайне неприятное и тягостное впечатление от то первой статьи.

  2. Андроник Reply

    Соглашусь с Степаном.

  3. Тамара Яковлевна Reply

    Мне намного больше понравилась вторая статья про иконы. Там есть частично ответ на вопрос автора первого комментария. Эта статья произвела двойственное впечатление. Особенно поразили и вызвали улыбку слова «когда появился ислам в 7-м веке с его радикальным и тотальным запретом на изображения или иконы и при этом христиане во многих местах в массовом порядке стали переходить в Ислам, в самом христианстве это воспринималось, можно сказать, как катастрофа. Кстати одним из важнейших оправданий перехода в Ислам для тех, кто перешел, и были прижившиеся в церквях изображения.
    В Восточной части Римской империи, Византии, единственной выжившей после германского нашествия, верховная власть, сами императоры, решили, что для удержания отпадавших в Ислам территорий, нужно избавиться от икон. И тогда в Православной греческой, византийской Церкви началась эпоха иконоборчества.» Интересно спросить автора, сами придумали или у другого фантазера позаимствовали? Сразу понятно, что представление об этом у вас самое поверхностное, вопросом вы не интересовались и причины мконоборчества не вполне понимаете.

Оставить комментарий