Детская проповедь по сказке Н.С.Лескова «Час воли Божьей»

Сегодня прочтем вместе сказку Н.С. Лескова. Называется она «ЧАС ВОЛИ БОЖЬЕЙ». Говорят, что сюжет этой сказки был подсказан Лескову Львом Николаевичем Толстым. Видимо у Толстого столько было хороших сюжетов, что он понимал, что все не сможет реализовать, и дарил современникам некоторое из них. Николай Семенович Лесков в свойственной ему манере оформил этот сюжет, одел его в народные наряды. Он долго работал над сказкой, потому что цензура вычеркивала самые острые места. Лесков сатирически описывал царя и его приспешников. И в этом видели угрозу существующей власти.

В очень древние годы, стародавние, был в некотором незнатном царстве премудрый король по имени Доброхот. Величали его так за то, что он не любил воевать, а всем людям добра хотел. Жить он любил по-старинному и управлял своим королевством с большим благочестием по всем памятям по отцовским и дедовским, и из всех сил хлопотал и заботился, чтобы в его земле правда над кривдою верх взяла и всем людям хорошо было у него под державою, но только все это дело у него не спорилося. Только что начнет Доброхот с одного конца свое дело налаживать, как – глядит – оно у него на другом конце расплетается. Долго бился Доброхот всяким родом и способом и умаялся в хлопотах до семи потов, а успеха ему все-таки нет, как нет. И потерял, наконец. Доброхот всякую надежду устроиться, и взяло его от этого такое горе и отчаяние, что не стали его веселить ни скоморошьи потехи, ни пляски, ни женины ласки умильные; опостылели ему звериные ловы, и птичья охота наскучила. Стал король вянуть и к гробу посунулся. Заметила это жена короля Милолика, и дала совет мужу. Собери самых сановитых бояр, пусть весь день думу думают, а под вечер дадут ответ, почему все не ладится и не спориться.

Сказка длинная, это не колобок или репка. Страниц 20 будет. Поэтому я буду сокращенно вам рассказывать и только важные места зачитывать. А вы можете дома ее прочесть или прослушать.

И вот Доброхот собрал всех бояр, и спросил, как дела в нашем королевстве? Они отвечали, что не хуже соседних, ведь оно и по всей земле повсеместно так – не у нас одних все хорошее не спорится, не ладится! – Ну, пускай повсеместно так, – отвечал король, – а мне это не нравится, я хочу у себя это вывести. Учредимте пример на целый свет, чтоб от нас всем людям хорошо стало.

Думали, думали люди знатные и вот что надумали. Мнения разделились. Одни говорили будто всем хорошо было только в старину стародавнюю; а для того и теперь будто надо опять из могилы на свет старину поднять и начать жить всем по-старинному, как было в прошлое время, при дедах и при прадедах, когда будто бы снег горел, а соломой тушили. А другие стояли за то, что и в ту старину стародавнюю тоже не всем подряд равно хорошо было; а что станет, мол, для всех поравней и порадостней только в будущем. А потому не надо-де нонешним днем очень сильно печалиться и заниматься до устали: нонче, мол, как ни прожить – это все равно. (Одни говорили, что хорошо было только в прошлом. Другие же утверждали, что доброго нужно ожидать только в будущем).

Не понравились королю их ответы. – Мне, – говорит, – от этого их совета совсем нет ни корысти, ни радости, и сказали они несуразное: потому что не я дам Богу ответ за то время, когда меня не было, и не отвечу я и за то, что после меня в свете станется. А я хочу знать, как я сам теперь должен державствовать, чтобы сейчас всем людям стало полегостней; а вот это-то у меня как раз и не спорится, не ладится.

Тогда подошла к нему тихо в потемочках старая его мамка, чуждянка, из чужих земель полоненая, и говорит ему попросту: Ты сынок не у бояр и советчиков спрашивай. Им до общих забот дела нет. Они только себе добра хотят. Повели привести к себе старцев Божьих, пустынничков, таких, которым уже свет не мил и земля им давно опостылела. Вот мне помнится, что слыхала я про трех угодных пустынников, которые стоят уже много лет на одних местах, и от всего земного они уж давно отстоялися, а теперь только в то живут, что втроем в один голос за твое царство молятся. Если хочешь ты, чтобы всю правду знать, то скажу тебе, не прогневайся: может быть, только по их молитвам до сих пор Господь Бог твое царство и милует. Вот ты их спроси, – им врать нечего, им уже ничего в этом свете не надобно, – так они тебе, может быть, правду и выскажут.

Королю это слово понравилось.

– Хорошо, – отвечал король, – я сейчас хочу видеть этих угодничков. Долго вам рассказывать, как он узнал, где живут эти пустыннички. Как их доставили к королю. Они были маленькие, тщедушные. Их

ветром могло сдуть. Одному было 1000лет, второму 500, а третьему 300 годков. Но бояре их так запугали, что они ничего не отвечали на вопросы короля. Да и привыкли они молчать. Много лет они молились Господу, а речи вести разучились. Ни боярам, ни самому королю не удалось их разговорить. Король даже хотел их в тюрьму посадить или даже казнить, за то, что не отвечают ему. Мамка короля опять дает ему совет. Мой совет тебе: будь обходительней; призови ты сейчас лучше всего своего гусляра Разлюляя-гудошника – он измигул (это тот кто лениться, уклоняется от работы) мужичонко, ни на мир, ни в семью ничего не работает, а одним своим пустобрехом на свете жив; но зато знает он все разные хитрости и все ходы с подходами. Посмотри-ка, он чего занесет пустолайкой и враз у старичков правды допросится, – обойдет их если не лаской, так хитростью.

Доброхот позвал своего плясуна, гусляра Разлюляя-гудошника и сказал ему: Полно тебе в дураках ходить да ерошиться: я теперь тебе свое государево великое дело приказываю, чтобы ты, как умеешь и ведаешь, допытался у старичков их откровения премудрости: отчего у нас в королевстве не спорится, не ладится. И закончил король Разлюляю решением: – Узнаешь премудрость – дам тебе сто рублей, а не узнаешь – велю дать сто плетей. Помни, что мое слово королевское твердо, как Бог в небеси, – что я сказал, то и станется.

Но как выслушал Разлюляй королев приказ, позабыл он все свои забавы и шуточки и начал проситься от этого дела прочь, – что «не мне-де такое важное дело ведати»; но король топнул ножкой, и пошел Разлюляй к старикам и начал вокруг них, по обычаю, измигульничать: митусить ногами и кланяться да притворно сквозь слезы приговаривать: – Ох вы, Божьи молчальнички, разомкните уста свои благовестные и скажите скорей, не потаите от короля от нашего, милосердного батюшки, отчего у него под державой все добро не спорится, не ладится? По- всякому он их уговаривал и на жалость давил, и пугать пытался, и все-таки смог разговорить старцев. Стали они устами своими шевелить. Разлюляй позвал короля, и он стал спрашивать. Спрашивает у первого: «Отчего на свете доброе не спорится и не ладится?»

Старик Дубовик прошептал: – Оттого, что люди не знают: какой час важнее всех.

Доброхот нагнулся к другому – к Полевику, и того спросил, а тот шепчет:

– Оттого, что не знают: какой человек, нужнее всех.

Нагнулся Доброхот и к третьему старичку, а тот ему сказал: – Оттого, что не знают: какое дело дороже всех.

И как сказали они эти слова, тут же и упали от усталости. Многие годы они не разговаривали. Потому и ослабли. Король пытался от них добиться, что же значат эти слова, но не смог. И от этого еще больше рассердился. Любил он чтобы все ему приносили готовое на ладошке. И приказал он закрыть их в избе пока они не скажут: «какой самый важный час, кто самый нужный человек и какое дело дороже всех».

Ночью пропали старички, испугались королевского наказания, и никто их не видел, и найти не может. Опять королевская мама пришла и стала говорить, что их искать нет смысла. Был ей сон вещий, и во сне глагол, что отгадать их премудрость может только одна чистая жалостница, которая всех равно сожалеет, а сама о себе ничего вовсе не думает. Так вот ты теперь оставь старчиков, а посылай искать эту девицу. Опять король собирает бояр да люд знатный, но не могут они ничего путного сказать королю. А одно твердят – К этакой, – говорят, – если б была она, весь народ на один край света сбежался бы, и весь свет бы тогда перекувыркнулся.

Неужели же я так и умру, не доведавшись: какой час важнее всех, какой человек нужнее всех и какое дело дороже всех?

Опять Разлюляй Разлюляевича посылает король. Он вновь приводит доводы, что не его это дело. Говорил, а кто же его жену и шестерых детишек кормить будет, но король был непреклонен. А чтобы он не сбежал с концами, сказал. Если через три года не вернешься, то всю твою семью будем выводить на площадь и сечь в три кнута, и спрашивать, знаете, где Разлюляй, отец ваш. Долго странствовал Разлюляй, и голодал и мерз. Один раз был обманут цыганом, который украл последние вещи. Беды его множились, тут-то над ним, наконец, Бог и сжалился – даровал ему встречу желанную. Забрел он как-то в самый

темный лес и заснул на мху на поляночке, и кажется ему, что идет старичок. Разлюляй думает: «Что это – либо сон снится мне, либо видение, или такой заправский старик, которому в ночи спать не хочется? А не лучше ли мне, на всякий раз, с старичком поздороваться?..» Взял и сказал ему по-учтивому: – Помогай Господь тебе, дедушка!

Старик отвечает: – Будь и ты здоров, Какойто Какойтович, и скажи, как тебя зовут иначе?

Разлюляй ему назвался. – Хорошо, – говорит старичок, – Разлюляй – имя веселое; да скажи-ка мне, Разлюляй, для чего ты здесь измигульничаешь, зачем у нас по лесу шляешься? И Разлюляй рассказал ему свою нужду великую. А старик и говорит ему, могу помочь тебе. Внучка моя в чаще живет и помогает всем, иди к ней, но только. Не гордись пред ней, что ты королевский посол, а спроси ее: она тебе может все рассудить, потому что дан ей от Бога светлый дар разумения.

Разлюляй так и вскрикнул от радости. – Боже мой! – говорит, – Ведь ее-то мне только и надобно! Про нее, про девицу, мне только и сказано; мне других никого бы не надо и спрашивать. – Вестимо, не надобно. Кто в суете живет, тем разве могут быть явлены тайны сердечные! – А кто же еще там с твоею внучкой, какие люди живут вместе, дедушка? – Господь с ней один там, один Господь-батюшка. Он один ее бережет, а людей с ней никаких, милый, нетути. – Как же она не боится одна в глухой дебри жить? Тут старик слегка понасупился. – Полно-ка, – говорит, – заводить нам про боязнь да про страх речи негожие! Что ей за страх, когда она про себя совсем и не думает!

И забыл Разлюляй про всю усталь свою, побежал шибко к девушке. И на долю свою он больше не плачется, и на радости не свистит соловьем, и не прыгает, а поет благочестный стих: Как шел по пути слабый путничек, А навстречу ему сам Исус Христос.

Нашел он девушку. Разлюляй подошел к девице не борзо, не с наскоку, а стал смотреть на нее издали, и лицо ее ему чересчур светло показалось – все добра полно и вместе разума, и нет в ней ни соблазна, ни страха заботного – точно все, что для ней надобно, ею внутри себя уготовано. Тут уже Разлюляй и не вытерпел – вышел он навстречу к девушке, и поклонился ей по-вежливому, и заговорил с ней по-учтивому:

– Здравствуй, красная девица, до других до всех ласковая, до себя беззаботная. Я пришел к тебе из далеких стран и принес поклон от короля нашего батюшки: он меня послал к тебе за большим делом, которое для всего царства надобно.

Девица поглядела на Разлюляя чистым взором и отвечала:

– Будь и тебе здесь добро у нас. Что есть в свете «король», – не знаю я, и из каких ты людей – это мне все равно, а за каким делом ко мне пришел – не теряй время, про то дело прямо и сказывай.

Враз понял Разлюляй, что с ней кучерявых слов сыпать не надобно, и не стал он дробить пустолайкою, а повел сразу речь коротко и все начисто.

– Так и так, – говорит, – вот что у нас в королевстве случилося: захотел наш король сделать, чтобы всем хорошо было жить, а ничего это у нас не спорится, не ладится, и говорят, будто все будет не ладиться до той поры, пока не откроем премудрости: какой час важнее всех, и какой человек нужнее всех, и какое дело дороже всех? Вот за этим-то делом и послан я: и обещано мне королем моим ласковым, что если я принесу отгадку, то он пожалует мне сто рублей, а если не принесу, то не миновать мне тогда счетных ста плетей. Ты до всех добра и жалостна, вот даже и зверки и птицы к тебе льнут, как к матери; пожалей же и меня, бедняка, красна девица, отгадай мне премудрость, чтобы не пришлось мне терпеть на своем теле сто плетей, мне и без бойла теперь уже мочи нет.

– Хорошо, что ты не задал мне дело трудное, сверх моего простого понятия, а загадал дело Божие, самое простое и легкое, на которое в прямой душе ответ ясен, как солнышко. Изволь же ты меня теперь про эту простую премудрость твою по порядку расспрашивать, а я о ней по тому же порядку тебе и ответы дам.

Разлюляй говорит:

– Молви, девица: какой час важнее всех? – Теперешний, – отвечала девица. – А почему? – А потому, что всякий человек только в одном в теперешнем своем часе властен. – Правда! А какой человек нужнее

всех? – Тот, с которым сейчас дело имеешь. – Это почему? – Это потому, что от тебя сейчас зависит, как ему ответить, чтоб он рад или печален стал.

– А какое же дело дороже всех? – Добро, которое ты в сей же час этому человеку поспеешь сделать. Если станете все жить по этому, то все у вас заспорится и сладится. А не захотите так, то и не сладите.

– Отгадала все! – вскричал Разлюляй и хотел сразу в обратный путь к королю бежать, но девушка его назад на минуточку вскликала и спросила: – А чем ты, посол, уверишь пославшего, что ответ ему от меня принес, а не сам собой это выдумал?

Разлюляй почесал в голове и задумался. – Я, – говорит, – об этом, признаться, не взгадывал.

А девица ему говорит: – чтобы не брал себе ста рублей, а попросил их в тот же час раздать на хлеб сиротам, да вдовам, и всей нищей братии, для которых Христос просил милосердия. И если король кроме ста рублей еще что посулит или пожалует, то и того чтобы тоже ничего не взял, а сказал бы ему, что «я, мол, принес тебе светлый божий дар – простоту разумения, так за Божий дар платы не надобно».

Отвечал Разлюляй: – Хорошо; я так все и сделаю.

С тем отошел Разлюляй от девушки, и как она его научила, так он все и сделал: пришел он и стал говорить с королем все по истине, не боясь ни дьяка, ни бояр, ни обещанных ему ста плетей; а потом не принял от него приобещанных ста рублей, а сказал ему слово про Божий дар разумения, за который нельзя ничьей платы брать и не надобно, потому что разуменье дано нам от Господа.

Тут бояре, и дьяки, и подьячие все поднялися с свистом и с хохотом и все враз над ответами Разлюляя смеялися и старалися сбить короля, чтобы он не верил словам Разлюляевым, потому что скоморох будто сам эти слова все повыдумал. Но, однако, король Доброхот показал и свое разумение и на их наученья не пудался. Он сказал им: – Вы в людях еще различать не умеете, а я вижу, что эти слова Разлюляй сам не выдумал. Если бы сам он их сложил пустолайкою, так просил бы, чтоб дать ему приобещанных сто рублей, а он, как я вижу, мне верный слуга: он не хочет от меня за свою службу ни креста, ни шеста, ни корысти, ни милости. Таких слуг, как он, у меня до сих пор еще не случалося. Издаю вперед повеленье, чтобы по всей земле не сметь звать Разлюляя измигульником: он мне лучше всех вас старается. А вот вас бы я всех распустил от себя с большою бы радостью, да нельзя моему двору оставаться без челяди. Для того только вы мне и надобны.

И захотел было король Доброхот править по всей этой простой, явленной ему мудрости, чтобы было в его земле добро каждому в настоящий час, в теперешний, без метанья очей в непроглядные отдаленности, да вступил ему в мысли страх, что «а ну как другие в соседних землях так не сделают? Ведь тогда одному-то мне у себя на такой манер не управиться посреди других временителей». И решил он, что лучше ему сидеть, как сидел, на престоле своем по-старинному, как и все временители, и держать в одной руке меч, а в другой золотое яблоко. Но зато, когда стал Доброхот завещать свой престол королевичу, повелел он дьяку, чтобы списали всю эту историю без одной без ошибочки золотою тростию на мехе и коже, чертами и резами, почертив строки без зализей, со брегами широкими во все стороны. И указал Доброхот завернуть этот список в парчу, и в камку, и в холстиночку, и положить на дно в золотой ларец, и убрать в теремной в подвал под семь замков и за семью же печатями: пусть лежит там до времени, пока перейдут временители.

Так это все в аккурате и сделано, и списание до сих пор лежит под печатями, а дела в королевстве идут всё опять по-старинному, и все там опять не спорится, не ладится, а идет все, как было при дедах и прадедах. Не пришел еще, видно, час воли Божией. На том старая сказка и кончена.

Много можно почерпнуть из этой сказки. Согласитесь. Но время неумолимо бежит. Я его потратил слишком на пересказ самой сказки. Поэтому сделаем некоторые выводы, и будем молиться. Итак, чтобы все ладилось и спорилось, необходимо понять три вещи. Первое. Нужно ценить настоящее, потому что мы не знаем, а наступит ли завтра, для нас. Второе и Третье сразу объединим. Нужно делать добро сейчас и тому человеку, который рядом. Бог послал тебе его не просто так. Мне вспоминается библейский рассказ о добром самарянине. Одного человека избили, ограбили и бросили, можно сказать, умирать на дороге. И

многие проходили мимо. Может быть, они в душе и пожалели его, но торопились по своим делам. И решили отложить это дело на потом, или понадеялись, что кто-то другой поможет человеку. А проходящий мимо самарянин, помог ему, заплатил за него. В данный момент, данному человеку он оказал милость. И эта история вошла в Библию. Его Сам Христос похвалил. А те нерадивые прохожие тоже попали на страницы Библии, но исключительно в негативном виде. Вы тоже можете придерживаться этой простой истины. И я тоже могу. Вот я сейчас стою здесь, и этот час для меня самый важный. А самые главные люди сейчас для меня все вы. И я могу сделать вам добро, говоря мудрые слова. И для вас сейчас самый важный момент. Потому что вы слушаете, я надеюсь, полезные советы. И вы можете сделать добро и для себя, вникая в эти слова. И сделать добро ближнему, с которым рядом сидите. Если не будете мешать ему. И так во всем. Вы пойдете в воскресную школу, и это для вас в данный момент самый важный час. И если станете усердно учиться и слушать учителя, то все у вас будет спориться и ладиться.

В Священном Писании есть такое место. Послание Иакова 4:17 « Итак, кто разумеет делать добро и не делает, тому грех». Слово грех в своем прямом смысле понимается, здесь как нельзя лучше. Именно промах. Ты мог что-то сделать, или ближнему или для себя доброго, но не сделал. И промахнулся тем самым. Не исполнил в данный момент свое предназначение. Так можно целую жизнь назвать грехом. Ты всю жизнь делал не то и не так. Промахнулся. Из-за собственной лени или невежества. Но прожил, так и не поняв, а для чего ты собственно был сотворен на эту землю. Можно не стать наркоманом или пьяницей. Блудником или убийцей. Но прожить пустую, не наполненную смыслом и Богом жизнь. И это будет тоже промах, будет грех. Именно здесь уместно такое высказывание. Грех это не только когда ты делаешь зло. Но и тогда когда ты не делаешь добра. Можешь сделать, но не делаешь. По разным причинам. И одна из них трусость и отсутствия мужества.

И в этой сказке мы увидели слабость и трусость короля. Король был хороший или нет? Хороший, всем хотел добра. Даже имя у него соответствующее. Доброхот. Но когда он узнал истину, то испугался, а что же подумают о нем соседи. Другие короли. И не применил истину на практике. Он уважительно отнесся к этим мудрым словам, запечатал, положил в золотой ларец, закрыл в подвале и повесил семь замков, и сказал сам себе. Не пришел еще час Божий. А в нашей-то жизни наступило время исполнять волю Божью? Да друзья наступило, иначе ничего не изменится, и мы не сможем жить праведно. Сейчас надо исполнять заповеди Божьи. Мужества не хватило у короля Доброхота. И не оправдал он своего имени. Все делал правильно, но в самом конце струсил. Поэтому наш Господь неоднократно говорит в Священном Писании. Будьте мужественны. К примеру, в книге Иисуса Навина неоднократно Бог говорит Навину, чтобы он был тверд и мужественен. Потому что призывает его на очень важное дело. Он должен был ввести Божий народ в обещанную землю. В первой главе только, слушайте сколько раз Бог повелевает ему быть мужественным.

«6 Будь тверд и мужествен; ибо ты народу сему передашь во владение землю, которую Я клялся отцам их дать им; далее в 7 стихе только будь тверд и очень мужествен, и тщательно храни и исполняй весь закон, который завещал тебе Моисей, раб Мой; не уклоняйся от него ни направо ни налево, дабы поступать благоразумно во всех предприятиях твоих. 8 Да не отходит сия книга закона от уст твоих; но поучайся в ней день и ночь, дабы в точности исполнять все, что в ней написано: тогда ты будешь успешен в путях твоих и будешь поступать благоразумно. 9 Вот Я повелеваю тебе: будь тверд и мужествен, не страшись и не ужасайся; ибо с тобою Господь Бог твой везде, куда ни пойдешь». Любое важное дело требует смелости и мужества. И надо учиться пересиливать свой страх и тогда Бог обязательно поможет.

В книге Отк.21:8 написано: « Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою…». Видите, что Господь боязливость ставит в один ряд с другими преступлениями. По-христиански жить тяжело. Вы должны это понять, но Бог будет помогать вам. Поэтому не стоит бояться делать добро. Пусть даже над вами посмеются в школе или на улице. Но стоит бояться делать зло и грех. И для этого опять же необходимо мужество. Мудрость и мужество идут вместе, как река с берегом. Мы узнали, какой час самый важный. Теперешний. Мы узнали, какой человек самый главный. Тот который сейчас рядом с вами. И какое дела самое важное. Это доброе дело. Но теперь чтобы все это применить на практике, попросим у Бога сил и мужества. Вы же хотите прожить интересную и счастливую жизнь, чтобы все у вас ладилось и все

спорилось. Поэтому, давайте помолимся, и вы идите в воскресную школу. И всегда вспоминайте эту сказку, когда будут обижать какого-то человека или смеяться над ним, или кто-то вас о чем-то попросит. Помогите. Только не надо помогать, когда совершаются плохие дела. Здесь будьте смелыми и отказывайтесь. АМИНЬ.

Об авторе:

Оставить комментарий